Category: напитки

с трубкой

Вода (2)

Почитал советы. Регидрат мне не по карману, чота.
Поэтому попробовал чай по-калмыцки. Не, ну не классический, потому что конского щавеля нет и за молоком не набегаешься.
А вот соль вместо сахара и ложка сливочного масла в кипяток вместе с заваркой - отлично получилось.
От жажды помогает.

З.Ы.. Но пиво с вяленой рыбкой, как ни странно, лучше всего. В вермахте на обед выдавали литр пива на рыло, да. Летом очень хорошо. А вот зимой как-то не очень.


с трубкой

О как :)



Привет из Вятки получил, однако. Забавно в городе Кировске видеть пиво из города Кирова.
Кстати, пиво отвратительное. Не покупайте его. 
с трубкой

Одесские рассказы (30)

Закрылся барчик рядом с домом.

Серега и Дима — владельцы бара — грустно матерились, вешая замок на стеклянные двери. Серега и Дима — корейцы.

Я к ним ходил писать. Иногда они закрывались и играли в танчики. Играли взводом, вместе с ними играли жены. Четыре ноутбука меланхолично сообщают: - Пробитие!

Collapse )

с трубкой

Одесские рассказы (28)

Снег на Одессу упал внезапно.
Не было его и вдруг упал. За несколько дней до нового, пятнадцатого года.
Мы еще не успели выложить на сайт метеопредупреждение, а я уже лихорадочно заряжал все ноутбуки, телефоны и прочие аккумуляторы.

А девочке сказал сходить в магазин и купить все.

Collapse )

с трубкой

Се, кровь моя

Мы сидим в привокзальной кофейне. У меня через двадцать минут рейс до Луганска. У него вечность впереди.
Ростов шумен и деловит. Я растерян. Он сосредоточен. Мы прихлебываем кофе. Я бы предпочел пиво, он бы предпочел водку. У меня ранен желудок, у него ранено все. У меня впереди граница и всякие дела. Я еду инкогнито, он живет инкогнито. Мы одинаковые. Детали разницы не играют.
Нам не о чем говорить.
Но говорить надо. Мне не надо, ему не надо. Нам надо молчать и пить кофе. Или пиво. Или водку. И молчать. Импрессионизм бытия заставляет говорить.
- А потом что?
- Они ему позвонили. Ну, понимаешь, это же еще июнь был четырнадцатого.
Я понимаю. Июнь четырнадцатого, июнь сорок первого. Просто переставить цифры.  В остальном разницы нет.  Детальки? Кому они нужны, детальки? Когда я хоронил лейтенанта и медсестричку, которых накрыло одной минометкой - какая разница были ли у них тогда мобильники? Это все детальки.
- Ты не понимаешь. Через полгода нас бы засекли и накрыли. Но тогда, ЭТИ еще не умели.
- Сейчас умеют?
Ростов мирно шумит. До войны полтораста километров.

Остальное здесь.
с трубкой

Одесские рассказы (6)

Он ничего не делал. Просто бухал. Без остановки. Бухал джин, ром, водку, коньяк, пиво - все что горит. Хотя нет. Пиво - не горит. Но никто и никогда не видел его пьяным. Ничего сложного - янтарная кислота, шмат сала за полчаса и полсотки водовки за час до того как.
А еще никто и никогда не анализировал - с кем он пил. А пил он исключительно с безпечниками, ментами, прокурорскими и прочими силовиками.
Почти все из них были знакомыми - Одесса это такая большая Молдаванка. Все друг друга знают. Все учились в одной школе или дрались на одном пляже. Все знакомые. И почти всех: щупать в темную. Крупицы информации в пьяном базаре. Берешь одну крупицу - сравниваешь с другой. Другую с третьей.
И делал выводы. Они не всегда были правильные. Но других - не было.
По ночам к нему приходила женщина. Она приходила только тогда, когда он был пьян. Когда он был трезв - уходил в Аркадию и там выл внутрь себя на огромную луну, падавшую в волны Одесского залива.
А когда он был пьян - к нему приходила женщина. Она садилась на краешек кровати и молча смотрела на него. Молча - потому что у нее не было лица. Белое пятно вместо лица. На голове черный капюшон. И черный саван. Она смотрела белым пятном, а он ее не боялся. Не боялся, потому что ему было стыдно. Когда стыдно - не боишься. Стыд и страх - разное.
Он живой. Она нет. Стыдно. Не страшно. Мертвые страха не имут и не дают. Мертвые это лишь оселок для нас. Это мы выбираем между стыдом и страхом. Это не жизнь такая, это мы такие.
А те, с кем он пил - давали информацию. Мелочную, размытую, пьяную. А другой не было. И эта информация - словно пазлы! - складывалась в общую картину. Даже там, где врут - и там есть частичка правды.
Я видел его глаза. Бешеные зрачки, в которых плескался дым второго мая.
Он развелся с женой. Он понимал, что жена это доступ к нему. На время он завел подругу, чтобы забыть жену. Но привязался к подруге и бросил ее тоже.
Мне говорили, что он сейчас в Луганске. Говорят, что у него позывной "Дед Мороз". Говорят, что у него все такой же мертвый взгляд, потому что он не успел второго мая приехать на Куликово.
А еще говорят, что уроженцам Одессы, воюющим на стороне Украины в лапы ему лучше не попадаться.
с трубкой

Одесские рассказы (2)

2. Одесский ужас
Было ли мне страшно?
Не знаю. Наверное, нет. Слово "страх" - это про нас? Нет. Даже слово в заголовке - это не про нас. Какой там страх...
Лично я - ссался в трусы. Не буквально, конечно. Я все же приучен к туалету, и поссать хожу в специально обученные места, типа Макдака. Ну или за платаны. Территория Одессы помечена мной от Чабанки до Совиньонов.
Когда работаешь - не ссышься. А вот потом...
Collapse )
с трубкой

Одесские рассказы (1)

Эти тексты не имеют никакой документальной ценности.  В них не будет ни одной фамилии НАШИХ одесситов. Если в тексте появится фамилия - это НЕ НАШ. Все остальные имена - выдуманы. События... Ну пусть они тоже все выдуманы и остаются на моей совести.
Никаких документов, никаких доказательств у меня нет и не будет. Нет ни одного отпечатка пальца.  Ни одного ДНК. Что либо доказать - невозможно.  Неважно, что вы думаете обо мне. Важно, что все мои - живы. Ни одной фотографии, ни одного видео от меня вы не дождетесь.
Как это было...
Да как у вас это бывает.
Выходишь из дома. В тапочках. За молоком или за пивом: это не важно. ты просто выходишь из дома. Небо синее, солнце жаркое. Море - глубокое. У нас было море. У тебя, читатель, моря, наверное, нет. Река есть. Это не важно.
Важно другое.
Ты вышел из дома. Поздоровался с соседом. Погладил пса. Перешел дорогу.
А потом тебя убили.
Просто так. Потому что ты не так разговариваешь. Не так думаешь. Ты идешь через дорогу - и это причина, чтобы тебя убить. Ты не виноват, нет. Надо просто запугать тех, кого еще не убили.
Они не поняли одного. Нас можно напугать. Запугать нас нельзя.
Немцы. Евреи. Поляки. Галичане. Русские.
Мы - одесситы. Неважно, кто и где родился. Неважно, какая кровь течет в жилах. Важно, какая тогда текла по брусчатке. Мы живы не все. И не все доживем. Но те, кто останутся живы - они вернутся за нас. Они пройдут по Дерибасовской. Берцы будут стучать по булыжнику. И бэхи будут урчать перегретыми моторами в тени платанов. Неважно, дойду туда я или нет.
Важно другое. Там, где был смертельно ранен Женька, Крест Новороссии встанет над этим местом.
Мы живы не все. Но даже мертвые - мы дойдем.

Я знаю.

1. Одесса во тьме.
Collapse )