July 5th, 2017

с трубкой

(no subject)

Рассказы про украинскую войну даются тяжелее, чем про Великую отечественную.
Рассказчики. Почему-то они рассказывают о пережитом - не сговариваясь, естественно, - как об обыденных вещах. Ни тени эмоций: ни положительных, ни отрицательных. Ни дрожжания рук, ни легкого истерического смешка, ни слез, ни паники.
Пережили, конечно, это понятно. И да, я знаю, что такое механизмы психологической защиты.
"А вот здесь нас сжечь пытались, не успели" - идем мы мимо церкви, женщина махнула рукой, будто сказала - "А тут раньше булочная была".
Я, конечно, скептически воспринимаю ее слова. Но в этот же день, другие люди, не знакомые с ней, говорят тоже самое.
"В храме нашем были? Вот там нас укропы сжечь пытались, не успели."
Лутугино, если что.