April 10th, 2016

с трубкой

Дети в школе

Общался с ними часа два, наверное. Показывал ролики свои, рассказывал о поисковой работе. Но большую часть говорили о гражданской войне на Украине в целом и об Одессе в частности.

Замечательные лица.


Collapse )
с трубкой

Одесские рассказы (4)

В предвоенном декабре Одесса мирно спала.
Зимой Одесса вообще становится сама собой. Это летом она изображает из себя разбитную тетку на Привозе или южную красавицу в Аркадии. Зимой у Одессы проявляются добрые усталые морщинки. Мама она именно зимой. Мама для своих сыновей и дочерей. Они не обязательно в ней рождены. Главное, что они любят ее.
Вы видели одесскую зиму? Нет, вы ее не видели, если не знаете, как море накрывает Маму туманным одеялом. Запах... Запах можно резать ножом и намазывать на хлеб как черную икру. Потом, весной, запах станет сладким и цветочным. Мама будет принаряжаться к приходу гостей к ее детям.
А пока... А пока сквозь этот густой, цвета сливочного масла, туман, доносится динозавровый рев теплоходов и контейнеровозов. Древним трубным гласом мамонта отвечает им сирена маяка. Большой Фонтан встречает морских работяг. Тягловые лошадки экономики притащили уголь и нефть, зерно и одежду. Надо кормить столицу.
А в столице - опять беспорядки. Столица веселится.
До средины января Одессе лениво было даже наблюдать. Не первый раз. С девяносто первого года эти майданы не прекращались. Иногда они были в форме драк в Раде, иногда превращались в оранжевый выплеск.
Кто ж знал, что все эти Януковенко и Порошкевичи - суть одно и тоже. В и своей беззастенчивой жадности и трусости они доведут крупнейшую европейскую страну до кровавого безумия. Двадцать первый век, ага...
Одесса грустно пожимала плечами. Провожала и встречала своих "Беркутов", отправляла им медикаменты и продукты. Когда красно-черный отряд "Онижедетей" приехал изображать взятие одесской ОГА - Одесса в тот морозный день встретила их танцами. Без оружия. Красно-черные тоже были без оружия. Мы их тогда забили музыкой.
Потом те, кого мы защищали как легитимную власть - Матвийчук, Скорик, Марков, - они нас предадут. Марков наплюет на тех, кто отбивал его из СИЗО. Безпека - одесская - предпочтет выполнять приказы граждан США. 28 механизированная бригада, чей толстый комбриг со щеками, свисавшими на погоны, шепотом будет пищать: "Мы подчиняемся Януковичу...", спокойно поедет убивать сограждан на Восток. Менты будут отворачиваться 2 мая.
Это потом...
А тогда, зимой 14 года, когда война уже вовсю будет идти - война невидимая, но уже кровавая - появятся новые лидеры. И займутся зарабатыванием денег и пилежкой полномочий. Одесьцы, блять. Все эти Давидченко и Кваснюки - по сути - ни чем не отличаются от всех этих Казанджи, Стерненко и прочих убийц.
Не было единой организации. Никакой. Все были и вместе и, одновременно, отдельно.
Не было никакой помощи со стороны государства "Россия". Ни финансовой, ни моральной - никакой. В те дни, в Одессе мог высадиться взвод морской пехоты РФ. И тут же присягнули бы все силовики вместе с флотом.
Хаос и анархия. Все, что я могу сказать об одесских событиях до начала марта 2014 года.
злые волки

N

Улыбкой прячу свое в чужое.
Все слезы внутрь. Я кричу в себя.
Страна ухмыляется кровью, кровью.
Давай, давай - отдаю, любя.
 
И я по колено в соплях мальчишек.
И я по локоть в чужой крови.
И я не в тебе. Тебе это слишком.
Но я по сердце в своей любви.

Уставшая ты. От войны. От смерти.
Лежишь, влюбленная не в меня.
Я знаю. Ты не вернешься. Это
Предел усталости для огня. 

Не надо слез и кривых истерик.
Я улыбаюсь. Все хорошо.
Я помню. Не нужен. Да. Это потеря.
Да. Пуля в сердце. Еще. Еще.

Меня ступени уводят в небо.
В вечность. Не знаю, какой в этом толк.
Но кем бы я не был. И с кем бы я не был.
Я дам тебе лапу. Всегда. Твой волк.