June 13th, 2015

с трубкой

Немецкие поисковики

Наткнулся на статью о немецких поисковиках.

Статья интересная, но в ней куча фактических ошибок.

У самого Ковальке отец погиб во Франции в 1944 году и он считает, что война закончится лишь тогда, когда будет похоронен последний солдат. В ГДР, где он жил, все солдаты вермахта считались преступниками, и поэтому никто не интересовался поиском и идентификацией погибших военнослужащих. Раскопки вели на свой страх и риск энтузиасты – как правило, под «крышей» различных церковных организаций, которые поддерживали VDK.

Ерунда. Солдаты вермахта составляли основу ННА. А где брать в ГДР других солдат в пятидесятых? А раскопками и сейчас в ФРГ занимаются исключительно энтузиасты на свой страх и риск, преодолевая косность бундес-законов.

Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge (VDK) – Народное объединение по поиску, идентификации и захоронению погибших солдат в Германии было создано еще в 1919 году. Поскольку Германия была активным участником обеих мировых войн, то недостатка в работе у сотрудников организации (их всего несколько сот человек, если не считать волонтеров) нет.

Фольксбунд занимается исключительно существующими захоронениями. Есть большая проблема, чтобы отдать немцев Фольксбунду. Порой мешки с останками немцев годами пылятся на балконах командиров поисковых отрядов. И еще момент: в Фольксбунде несколько сот человек плюс примено столько же волонтеров. Через поисковое движение России, Белоруссии, Украины прошли сотни тысяч человек.

По свидетельствам очевидцев, здесь шли хоть и скоротечные, но чудовищные по накалу бои (сами немцы их сравнивают со Сталинградом), а потери в этом сражении по сути никто и не считал. Как считают немецкие исследователи, в земле здесь находится до 60-80 тысяч солдат и офицеров, из которых половина – немцы. К примеру, только в 1993 году поисковики выкопали здесь около 8 тысяч человек, затем, правда, темпы снизились, но каждый год Хальбе «дает» несколько сотен человек.

Потери немцы перестали считать с декабря 1944 года. А в июле 1944 утеряны все документы по умершим от ран. Данных по фольксштурму, организации Тодт, прочим строительным батальонам и вспомогательным организациям нет вообще. Мирное население никто не считал вообще. Откуда цифра в 30-40 тысяч убитых немцев берется - не ясно.

Всего же ежегодно в Германии и странах Восточной Европы (прежде всего, в России, Украине, Белоруссии, Польше) при участии VDK эксгумируется и отправляется на идентификацию до 35-45 тысяч военнослужащих, погибших в годы Второй мировой войны (в 2010 году – свыше 46 тысяч, в 2009 году – свыше 42 тысяч). Для сравнения – на территории Бельгии, Франции, Нидерландов сейчас эксгумируется ежегодно лишь несколько десятков военнослужащих вермахта – остальные уже идентифицированы и захоронены на солдатских кладбищах. В Восточной Европе с 1992 года было на построенных кладбищах перезахоронено и идентифицировано 574 тысячи немецких солдат (не считая тех, чья идентификация пока не установлена).

Это только официальные цифры. Сдать немецкие кости, повторюсь, тот еще квест. На территории же Бельгии, Франции, Нидерландов раскопки не ведутся вообще. Это случайно найденные во время строительств.

Немецкие поисковики и VDK начали работу в странах Восточной Европы и республиках бывшего СССР после 1991 года. В России создание немецких солдатских кладбищ было разрешено при Борисе Ельцине, несмотря на сопротивление коммунистов и туземных патриотов.

Че? В городе Слободском как стоял так и стоит памятник австрийцам и венграм, умершим в плену еще в Первую Мировую. Кладбища же немцев после ВМВ, действительно, не создавались при СССР. А зачем? Никакого сопротивления "туземцев" при Ельцине не было. Туземцам не до этого было. Фольксбунд тем и занимается, что свозит найденные полевые кладбища в одно большое мемориальное. Есть в Ленинградской области, есть в Новгородской - два, есть в Смоленской одно. Пропавшими без вести и найденные советскими поисковиками останки немецких солдат Фоольксбунд мало интересуется. Сколько можно повторять одно и тоже?

Благодаря такому титаническому труду военные потери Германии во Второй мировой войне в целом известны на хорошем доказательном уровне (если говорить о разгромленном и уничтоженном государстве).  Для сравнения – в России до начала 90-х годов прошлого века вообще не существовало никакой статистики по потерям во время Второй мировой войны (общие цифры потерь с точностью в пределах миллионов, каждый раз возрастая, спускались коммунистическим начальством сверху), а деятельность поисковых отрядов была до конца 80-х годов прошлого века по сути запрещена.

1. Ни черта не известны потери. Разница плюс-минус несколько миллионов по разным оценкам.
2. Деятельность поисковых отрядов никем не запрещалась. Началась она еще в пятидесятых, Сергеем Смирновым, затем было движение Красных Следопытов. После переросло в поисковое движение.

Германское государство в лице министерства обороны, а также частные и корпоративные жертвователи  полностью оплачивают поиски, идентификацию и захоронение павших солдат и офицеров Третьего рейха. Ежегодно Германия тратит только на эти цели (без учета содержания воинских памятников и кладбищ) до нескольких десятков миллионов евро (бюджет VDK составляет около 13-14 миллионов евро в год). Впрочем, львиная доля работ ведется волонтерами, которые не получают за это никаких денег.

В России тоже самое. Все раскопки оплачиваются государством, частично частными и корпоративными жертвователями. Львиная же доля работ ведется добровольцами, которые никаких денег не получают. Вопрос к Фольксбунду - если у вас бюджет 13-14 миллионов евро в год, а работает несколько сот сотрудников - куда деньги идут, если они до волонтеров не доходят? У нас каждая областная организация сама - САМА! - формирует свой бюджет из тех же источников: государственный грант, частные и корпоративные меценаты.

Впрочем, идентификация советских останков – дело чрезвычайно сложное, поскольку персональные жетоны бойцам армии Сталина не полагались (в отличии от солдат армии царской России), что соответственно, затрудняет персональный учет погибших. По словам немецких поисковиков, найти останки советских солдат с какой-либо серьезной идентификационной информацией – большая редкость.

Полагались медальоны, а не жетоны. С октября 1942 года вместо жетонов выдавались красноармейские книжки. У убитых они собирались, по ним отправлялись похоронки. С пропавшими без вести сложнее, конечно. Книжки тихонечко сгнивали, это да. Но много и немцев попадается без всяких жетонов.

Как то так...