November 28th, 2014

с трубкой

Все уже видели?

Тем не менее, продублирую:



Это на пересечении проспектов Маршала Жукова и Академика Глушко. На месте, где стоял бюст Жукову - его бандеровцы сперли.



К постаменту прикрепили банку, написали: "Заминировано". Едва снег не подвел партизан. Хорошо, что валил не переставая, следы замело. А через полкилометра в сторону ливень сливал, кстати. 
с трубкой

Байка

Давно это было. Еще в начале девяностых.
Попал на похороны. Нечаянно. Девочка, вокруг которой скакал, хвост распушивши, позвала с собой. У нее там какой-то троюродный дедушка умер. Ну и поехал я с ней в это село.
А дедушка тот был ветераном Войны.
Медалей у него много было. И орден "Славы" был. Один. А вот почетного караула не было. И воинского салюта тоже не было. Начало девяностых же.
Народу было много. Один дед выступал - аж слезы на глазах у него были. Тоже весь в медалях был. Председатель местного совета ветеранов. Трогательно выступал, щемяще.
Я тогда ляпнул, вот, мол, как покойного уважал выступащий.
Рядом стоял какой-то дядька. Он обернулся на меня и как-то презрительно выплюнул:
- Кто? ЭТОТ? Да он Трофимыча в грош не ставил. При Горбаче ЭТОТ напоил Трофимыча и сам же анонимку на него накатал. Все время ему прохода не давал. Сука та еще.
Я тогда был молодой и очень глупый и ничего не понял.
Чуть позже я рядом с этим дядькой за поминальным столом оказался. Так он мне рассказал и про председателя и про Трофимыча вот что...
Трофимыч воевал немного. С осени сорок третьего. И по осень сорок четвертого. Год всего, пока не получил ранение позвоночника. Из госпиталя вышел в сорок шестом. Ну как вышел? Практически выполз. Парню 21, ниже пояса ниче не работает. Но организм молодой, справился. В пятидесятом женился, детей таки настрогал.
А ЭТОТ на войне вообще не был. Где-то в тылу отсиделся. Зато обожал в школах выступать, детишкам рассказывать о героических подвигах. И сам полковник Брежнев у него советы брал, как же. Потом генералу Жукову, небось, передавал.
Трофимыча он ненавидел, за то что тот - выжил. Очень ЭТОМУ хотелось, чтоб Трофимыч погиб смертью храбрых. И боялся его. Чтобы на чистую воду не вывел. А Трофимычу было наплевать. Он и своей славы не хотел, чего ему на чужую обращать?
Те, кто воевал, те своими наградами и чинами не хвалятся.