January 5th, 2014

с трубкой

Спрашивали? Отвечаем...

Вот тут вопрос был.

Не, ну он был не лично мне, да и не совсем вопрос... Но я отвечу.
Дело в том, что про этот колхоз и про этот район я знаю не совсем по ЖЖ.
Да хрен ли объяснять? Расскажу лучше, как это было...

1991 год. Сентябрь. Месяц тот был в Кировской области очень дождливый. Нас, студентов первого курса исторического факультета злобные коммуняки пригнали на рабские труды в проклятые колхозы.
То бишь, это была трудовая практика, если выражаться нормальным языком. СССР только что кончился, фактически, после ГКЧП, но он еще жил в таких вот проявлениях. Мы все еще думали, что живем в Советском Союзе, хотя флаги в областном центре были уже трехцветные.
А в пгт. Ленинское, Шабалинского района они все еще были красные.
Странная хрень - район Шабалинский, а райцентр - Ленинское. Верите - нет? До сих пор ничего не изменилось. Если поедете по Транссибу через Киров - будет станция Шабалино. Это и есть пгт. Ленинское.
Ну вот...
В сентябре 1991 года нас, студентов первого курса исторического факультета Кировского государственного педагогического факультета, туда и привезли. На электричке, но бесплатно. А чо? Рабы колхозные же... В пгт. Ленинском нас встретил грузовик. "Газ-66", Знаете, такой лупоглазый? Вот на ем мы в кузове и поехали в колхоз "Родина".
Ехали, вроде бы долго. Не, ну точно долго. Кировская область сама по себе "Жопа Мира" - я там жил, я знаю. А вот Шабалинский район - это вот самый центр это "Жопы Мира". Центрее некуда. Дорога кончилась минут через тридцать. Мы ехали и пели песни, время от времени выталкивая "Газик" на своих плечах.
Потом была деревня, после которой дорога кончилась. Как нам сказали местные, что вот там льняные поля, потом тайга и все. Все - это Северный Ледовитый Океан, до которого еще километров с тыщу от колхоза.
Люди немногословные, хитрованы такие. Спокойные как удавы. Не истерят, сразу убивают. Пили они тогда мало.
Поселили нас всех в огромном двухэтажном доме. Девчонки на втором этаже, мы на первом. ТВ не ловит - напомню, 1991 год. Никакого спутникового ТВ, интернетов и прочего.
Зато был книжный магазин.
ДВУХЭТАЖНЫЙ!
И с печкой. На первом этаже стояла классика, стихи, советская проза, на втором всякие детские книги. Магазин с печным отоплением был, мы там потом, городские мальчики, дрова для него кололи и таскали.
Девчонки там скупили все стихи.
Вы не поверите: Гумилев, Ахматова, Цветаева, Асадов.
Я почему запомнил? Вечерами, когда мы собирались вокруг печки, девчонки нам их читали.
Я тоже что-то купил - что конкретно: не помню. Кажется, Джека Лондона. Или Майн Рида. Но что-то очень дефицитное. Потом, в общаге, книгу уперли.
А еще пацаны скупили в магазине... Нет, не в книжном, в продуктовом, который работал три раза в неделю...
"Цинандали".
Мы его ящиками брали, я серьезно.
Стоило это вино - настоящее, советское, грузинское вино! - 18 копеек. Не, ну может 25 копеек. А нам перед поездкой выдали стипендию за половину июля, август и сентябрь. Тогда ее повысили, перед путчем, и на руки вышло где-то рублей по 400, может и больше.
Был какой-то солнечный вечер - холодный, промозглый, вятский, сентябрьский, но солнечный. Дул ветер, мы забрались на холм с однокурсницей, пили "Цинандали", она читала мне Асадова, в лицо дул холодный ветер, потом мы целовались...
Нет, ничего не было, потом просто ушли в дом...
А ящик я так и забыл на глинистом холме. Ящик стоял еще сутки, пока его не нашли наши пацаны и не притащили домой. Сельчане не понимали - зачем пить этот сок?
Работа заключалась в следующем:
Дождь. Ветер. Едет молотилка, срезает стебли льна. Мокрые, в холоде, мы бредем за молотилкой и тонкие травинки льна связываем в маленькие снопики. Снопики от ветра падают, их надо поднимать, втыкать острыми краями краями в глину, связывать новые... И так до бесконечности, а  над головой низкое серое небо - чуть разогнись и заденешь облака головой.
А поля были бескрайние.
Трактор с молотилкой уже ушел за горизонт, а ты бредешь и связываешь заледенелыми руками эти снопики...
 Это был отличный, лучший в моей жизни тренинг на сплочение коллектива.
Кормили нас три раза в день.
Утром обязательно каша с мясом, хлеб без ограничений, сок, компот или чай.
В поле привозили суп, второе, третье в огромных термосах.
На ужин - это уже в Доме - снова суп, второе, третье.
Разнообразием меню не отличалось. Помнится, что на второе всегда было картофельное пюре и гуляш с подливой. Вот хоть разорись - всегда пюре и гуляш с подливой.
Еда готовилась из местных продуктов, потому и не привозили нам бананы.
Стоило все это такие копейки... Я точную цифру не скажу, но когда вычитали из зарплаты... Стоп, об этом позже.
Как-то раз автолавка - это такой магазин на колесах, вот в на Крайнем Севере там  поездная лавка есть, но об этом потом  - так вот, автолавка - а она приезжала то ли два, то ли три раза в неделю - так вот, автолавка приехала с соком.
Манго.
Вы не поверите, но это был сок манго.
В трехлитровых банках.
Без консервантов. Без ароматизаторов. Выжали в банку и все.
Вы когда-нибудь пробовали свежевыжатый сок манго? Скажу я вам, это говно. Натурально - пахнет протухшей плесенью. Мы тогда разорались - клика кэпеэсесная травит нас! - пройдет семь лет, я попробую свежевыжатый сок манго и пойму, что нас не травили. Просто мы были дебилами.
Работали мы там месяц. Хрен его знает, куда делся собранный нами лен: в девяносто первом-втором году. Тогда в моде был нейлон...
Сожрали мы тогда рублей на 20-25 за этот месяц.
Правление колхоза, вычтя эти деньги из зарплаты, выдало нам на руки от сотни до двухсот советских рублей.
Чтобы понять сколько это?  - умножьте эти числа на тысячу. Получите примерный современный эквивалент.
Только их тратить тогда было некуда.
Это был уже сентябрь 1991 года. Советской власти уже давно не было. И в магазинах уже ничего не было. Настоящую цену постперестроечным деньгам я узнаю летом 1995 года в Крыму, когда обожравшись сливами, побегу в какие-то заросли, а вместо бумаги у меня будут украинские купоны...
А дома у колхозников стояли знатные. Два, порой три этажа. С каминами, со сложным печным отоплением - центрального там не было.
Бани! БАНИ! Ой, Боже, какие там были бани! Вот о чем скучаю в Одессе, так о настоящих северных банях... Тогда они там были. И мне не суметь рассказать - какие они были... Добротные, духовитые, жаркие, просторные....
Я не знаю, есть ли сейчас этот колхоз, есть ли сейчас эта колхозная усадьба.
Последний раз я в Шабалинском районе был лет десять назад.
Там больше нет книжных магазинов.