August 27th, 2013

с трубкой

Ну, вот про меня и...

...на "Росписателе".

Мировоззрение Алексея Ивакина формировалось в рушащемся на рубеже 80-90-х годов Советском Союзе - территориально и идейно. Школьника, затем студента-историка Кировского пединститута накрыло волной перемен, оказавшейся больше и сильней, чем возможности отдельного индивидуума. Кого-то эта волна ломала, кого-то заставляла приспосабливаться и выносила на гребень, большинство - несло по течению. И лишь немногие из его поколения находили в себе силы для иного, перпендикулярного взгляда на происходящее в стране и со страной. Себя сегодняшнего Алексей Ивакин нашел в поисковом отряде. Перпендикулярность взгляда обрела осмысленную ясность - он осознал себя советским человеком. Наследником страны, которой уже не было на географической карте, но оставалась в памяти и сознании ее граждан. Гражданство это не давало никаких преференций и больше напоминало последний рубеж. Без возможности отступления. Из заросших окопов Волховского фронта с останками солдат Ивакин поднимал себя. Так непохожего на большинство сверстников. И тема Великой Отечественной станет узловой, определив основу его творчества и его лучшие произведения - повести "Мы погибнем вчера" и "Блокадный ноктюрн", сборник рассказов "Я живу в ту войну", роман "Десантура".

Художественной задачей этих произведений было соединение распавшейся, да нет - разрубленной! - связи времен между эпохами и поколениями. Поколение девяностых оказалось "лишенным родства" с историей своего народа. Смена идеологем перевернула взгляд на прошлое, особенно - на недавнее прошлое. Одни клише сменялись другими, перечеркивая устойчивые представления и порождая ценностный релятивизм. И кто теперь эти незахороненные и без вести пропавшие той далекой войны - герои или жертвы? Для Ивакина здесь нет никакой дилеммы - это НАШИ! Свои! Те, кого он не бросит и не предаст! Эта определенность стала его нравственной и идейной платформой как человека и писателя. Она же задала и контуры художественной формы его произведений - реалистическую реконструкцию истории. Но он воспроизводит не столько детали быта, амуниции, расположения частей, сколько дух человека того времени. Самый скользкий момент! В эпоху перемен и смены знамен. Ивакин демонстрирует предельный исторический буквализм - его победа под красным флагом. Поколение победителей просто не могло духовно быть слабее побежденных. Это альфа и омега его художественной идеологии, методологическая основа. Отсюда просто не могло не быть и сравнения двух поколений - сороковых и девяностых. Для зримости, тактильной осязаемости потребовалось художественное допущение с попадальчеством на ту войну нашего современника ("Мы погибнем вчера"). И не для того, чтобы давать советы Сталину, а ощутить, прочувствовать цену Победы. Когда платить приходится собственной жизнью. Готовностью расстаться с ней в любой момент. И без гарантии на аплодисменты. Именно эта готовность и стала для писателя основным критерием оценки уже своего поколения. И по нравственной цельности, по духовному наполнению комсомольцы сороковых оказываются гораздо "круче" обладателей навороченных мобильников и пользователей интернета. Потому что одни победили, а другие... Нет, у Ивакина нет ни лакировки, ни окраса в черно-белые тона. И люди сороковых у него разные, и наши современники при случае тоже могут. Вот только критическая масса готовности к самоотдаче тогда - выше! И тем она ценней - как способ жить! Не умирать, а именно наполненно жить - каждой минутой и мгновением!

Хвастаюсь, чо.
с трубкой

Отличные военные рассказы