August 20th, 2013

с трубкой

Марк Мерман

Охуенен больше, чем полностью.
Когда-то и я подобную песню написал. Давно это было и несчитово. Впрочем, надо ее найти бы. Но вот "Уголовный кодекс русской грамматики" Марка Мермана - это запредельное нечто.
Действительно...
Кто-то из нас глагол, таких много. Еще больше прилагательных к чему-то. Немногие из нас - наречия на чьем-то языке. Редкие существительные. В место имен - ники, вместо действий - причастные "типа дее" перепосты, место работы - числительное.
А я - возвратная частица. Это точно.
с трубкой

Обычное дело

А фамилия у капитана была смешная – Бубенчиков.
Не то из-за фамилии, не то из-за неказистой, совершенно штатской внешности, капитана всерьез не воспринимал никто. Ни командующий дивизией, ни бойцы его батальона. Тем более, батальон был специфический, саперный. Мужики там были матерые, опытные, умелые. Некоторым двадцатидвухлетний комбат в сыновья годился, некоторым во внуки.
Поправляя очки, комбат шел по жидкой псковской дороге. Как сказать, шел? Скорее, скакал галкой, хромая на раненую ногу.  Хорошо не перебило кость, плохо, что задело нерв. Но работа есть работа, три месяца в госпитале и домой, в батальон… Бубенчиков очень жалел, что наступление шло без него. Там в прошлом, была первая блокадная зима, когда он похоронил семью и соседей, были атаки и отступления под Синявинскими высотами, было топтание на пятачках невских болот… А вот Волховский и Ленинградский фронт шагнули, наконец, вперед. Тяжело шагнули, медленно, но упорно.
Грязь псковских дорог хватала за ноги, норовя стащить сапоги. На лице сохли капли коричневой жижи. Бубенчиков шагал, хромая и шмыгая носом. Где-то впереди бубукала канонада. Он догонял фронт, обгоняя завязшие в грязи полуторки и «Студебеккеры». Шоферы матерились и глядели сквозь саперного капитана, сжигая сцепление и нервы. Даже конные повозки застревали в этой перемешанной гусеницами глине.
Над капитаном висело низкое апрельское солнце, раздирающее лучами дымку военного неба. Пели ранние птахи, воняло горелым металлом. Похоронные команды из пленных стаскивали трупы в воронки. Все как обычно.
с трубкой

На заметку...

Сейчас приведу характерный пример того, что история не может быть объективной.
Человек всегда воспринимает, а затем воспроизводит информацию через призму своих личных убеждений.
Вот и дьяк Андрей Кураев отжег, рассуждая на тему того, что качество советской военной продукции было плохим.
"Т-34 без ремонта могли пройти лишь 300-400 км…"
Там, конечно, весь текст доставляет, стоит похихикать.
Но вот запас хода Т-34 в 300 километров как следствие убогости мобилизационной сталинской военной экономики...
Так ведь получается, что запас хода "Шермана" доказывает совершенно обратное. 190 километров... И это руками не женщин и подростков, а квалифицированных американских рабочих.
Я ж говорю и буду говорить - анисоветчику любой факт приведи, он найдет в нем оправдание своих личных убеждений. И не более.