June 8th, 2013

с трубкой

Подумалось чота...

...после этой прекрасной статьи.

Давно думал, давно хотел написать повесть или роман на тему СССР, но без войны. Ну, вот не было войны и все тут. Все остались живы, и пол-страны в развалинах не лежало. Интересно было бы пофантазировать, конечно. Эдакий обычный производственный роман.
Но вот...
Как ни крутил, а война была неизбежна. Ну ни как. Не с немцами, так  британцами, не с британцами, так со всем миром.
Ведь бояться и уважать нас стали после 1945. А к сорок первому... Ну так, варвары чего-то там ляпают на коленках. Не пора ли нам вернуть царские долги с процентами? А то кризис, все дела.
Никак не получается без войны.
22 июня СССР и начал умирать. Хотя, конечно, выздороветь можно было.
с трубкой

Россия, которую кто-то потерял и жалеет до сих пор

«Работа на фабрике обставлена крайне неблагоприятными условиями: рабочим приходится вдыхать хлопчатобумажную пыль, находиться под действием удушливой жары и переносить удушливый запах, распространяющийся из дурно устроенных ретирад. Работа идет днем и ночью, каждому приходится работать 2 смены в сутки, через 6 часов делая перерыв, так что в конце концов рабочий никогда не может выспаться вполне. При фабрике рабочие помещаются в громадном, сыром корпусе, разделенном, как гигантский зверинец, на клетки или каморки, грязные, смрадные, пропитанные вонью отхожих мест. Жильцы набиты в этих каморках, как сельди в бочке. Земская комиссия приводит такие факты: каморка в 13 куб. сажен служит помещением, во время работы, для 17 человек, а в праздники или во время чистки машин — для 35–40 человек…

Эксплуатация детского труда производилась в широких размерах. Из общего числа рабочих 24,6 % составляли дети до 14 лет, 25,6 % составляли подростки до 18 лет. Утомление, сопряженное с трудом на фабрике, было так велико, что, по словам земского врача, дети, подвергавшиеся какому-нибудь увечью, засыпали во время операции таким крепким, как бы летаргическим сном, что не нуждались в хлороформе…

23 января 1882 года хлудовская мануфактура загорелась, и от громадного пятиэтажного корпуса остались одни каменные стены. Впрочем, Хлудов не оказался в большом убытке — он получил 1 миллион 700 тысяч руб. одной страховочной суммы, а потерпевшими оказались те же рабочие. После пожара остались семь возов трупов. По распоряжению директора Миленча, рабочие были заперты в горевшем здании, чтобы не разбежались и лучше тушили пожар, а сторожа снаружи даже отгонят желавших помочь горевшим…

В заключение можно сказать, что чистый доход равнялся 45 % в год»

Из исследования земской санитарной комиссии (1880 г.).
Интересно, взять бы белодельца нынешнего, комнатного, да в те условия...


«В квасильне, где более всего работают дети от 7 лет, у здорового, но непривыкшего человека через четверть часа разболится до обморока голова от невыносимой вони и сырости, которую издает квасящийся уголь… В костопальне дети от 7 лет (которые работают также 12 часов) ходят и распластывают горячую крупку, от которой пыль буквально покрывает их с головы до ног… В прачечной — девочки от 14 лет, совершенно голые, моют грязные от свекловичного сока салфетки в сильно известковой воде, от которой лопается у них кожа на теле…"