January 30th, 2013

с трубкой

...и заплакал

Рассказ берёт за живое. Берёт и держит от первой до последней строчки жутким реализмом событий. Сюжет построен на одном живом нерве происходящего, изложен отрывистыми фразами живого разговорного языка. Меняются герои - меняется язык. Старушка - простонародный, самобытный и такой узнаваемый разговор бабушки. Военком - вот его сленг. Сленг и суть. Он там про деньги не забывает, за уничтожение выкопанных боеприпасов. Автор назвал рассказ "... и заплакал". И значит не всё потеряно. Говорят, когда уже всё потеряно и терять больше нечего - на Руси смеются. Вот такая русская душа. Ну да, такая, как в этом рассказе. Читаю - и сердце заходится. И, кажется, расстрел детей и гибель солдат в войну - что может быть страшнее? Оказывается - может! В современном городе, под серебристым дожём жуткие кадры появления нелюдей. И самое страшное, понимаешь - это не авторский вымысел, это страшная реальность нашего бытия. Правда, с лучом света в этом страшном мокром царстве людского горя и боли в лице Вадима Шухмина и его отряда поисковиков.



Странно... Ну ведь... Вымысел же. 
Почти вымысел. 
"...и подмигнул".
Меня там не было, если что