April 25th, 2012

с трубкой

Про писательскую фантазию...

Не знаю уж почему, но как-то так утвердилось мнение, что, мол, основной инструмент писателя - это фантазия и воображение.
По моему, сугубо личному, мнению это лишь вспомогательные инструменты.
Какой смысл что-то придумывать, если жизнь сама по себе подкидывает такие сюжеты...
Нет, все-таки основной инструмент писателя - это наблюдение. Наблюдение за людьми, событиями, предметами.
Вот был у меня случай...
Было это давно, лет эдак десять назад. Хотите - верьте, хотите - нет.
Мчался я в очередную командировку. Поезд был скорый, купе мягкое и полупустое. Только два места были заняты.
"Пекин-Москва" сей поезд называется. Он, почему-то, всегда полупустой.
Вот сел я в этот поезд, зашел в купешку, там мужик дрыхнет. Обычный такой, неприметный. На улице встретишь - не заметишь. Талант камуфляжный у человека. Ну, дрыхнет и дрыхнет.
Я устроился, сдал билет проводнице, откупорил бутылочку коньячка, включил свет и решил почитать перед сном. Чего читал уж не помню - то ли "Иметь или быть" Эриха, то ли "Эммануэль" Эммануели.
Раз - полтинничек, два - пятьдесят, три - полста, покурить...
В тамбуре стою, курю, разглядываю окурки в пепелке. Ага, ага. Очень интересные вещи можно узнать, разглядывая содержимое вагонной пепельницы.
Окурки такие смешные - вот длинный и тонкий с помадой, вот чота вишнево-благородное, вот смятый окурок "Примы"... Странно, в купейном вагоне и любитель "Примы" безфильтрованной. С краюшку нагло примостилась смятая и пустая упаковка презервативов типа "Гусарский" самого популярного размера XXL. Содержимое, вероятно, в дырчатом унитазе.
Открывается дверь - входит мой сосед. Лицо мятое как подушка. Прикуривает... "Приму" прикуривает. Молчит. Взгляд в запотевшее окно. В окне глубокая темень. В глазах его такая же тьма. Молчит...

Collapse )
с трубкой

С порно...

Средняя пятница в центре недели. Полупустой бар. Тусклый свет. Музыкальный автомат. У автомата стоит девочка. Время от времени туда бросает монетки. Из автомата одна и та же мелодия. 

Полупустой…

В баре нас пятеро.

Девочка. Она крутит округлым телом. Полусферы ее прелестны, движения ее завлекательны, маечка чуть ниже пупка.

Бармен. Ему все равно, он курит и он не здесь. Синий дым сосут вентиляционные шахты.

Музыкальный автомат. Он подхрипывает, он устал, но ему платят: «Претти вумен!»

Алкоголь. Он внутри, он во вне, он везде. И манит.

Я. Я не маню. Я сижу, и курю, и смотрю на бутылку пива. 

Девочка. А девочка оглядывается через плечо, и взгляд ее сильнее Шекспира: «Ебут или не ебут?»

Алкоголю все равно. Рой Орбисон уже умер. Остаемся я и бармен.

Бармен привык, его взгляд сверлит потолок.

Приходится быть мне...


Collapse )