advocatd (ivakin_alexey) wrote,
advocatd
ivakin_alexey

Category:

7 дней в июне...

Мы устроились в той самой БМП мехвода Глушкова. На нас напялили бронежилеты и каски. Блин, я уже и забыл, какие они тяжелые! Пистолеты комбриг велел запихать в... В дупла, в общем. Зато получили по АКМу.

Когда ехали по мосту через Нарву, я не удержался и плюнул вниз. Традиция у меня такая — пометить новую реку, через которую переезжаю. Жаль, плевок не долетел. Фил же щелкал и щелкал прекрасные пейзажи — саму Нарву, могучие крепостные стены, кружащих в небе чаек...

Здание эстонского погранконтроля был разнесен в клочья. Нет, не снарядом. Неаккуратный водила головного танка не удержал машину на ровной дороге и нечаянно — совершенно нечаянно! - зацепил краешком строение.

 

Эстонские погранцы, несмотря на пресловутую тормознутость, оттуда выскочили очень быстро. И теперь растерянно смотрели на грохочущую металлом колонну российской бронетехники.

И с каждой машины наша бравая пехота что-то орала, улюлюкала и свистела погранцам. Те даже и не думали отвечать.

Внезапно, что-то в душе вдруг произошло, словно теплая волна какой-то гордости. И я тоже не удержался и крикнул:

-А до Таллина далеко?

Сидявшие рядом бойцы дружно заржали.

Водилы же продолжали хулиганить.

Дорожные знаки не трогали. А вот указатели с надписями на эстонском непременно роняли.

Ну ничего. Наши ВАИшники новые поставят. На русском теперь.

Смеяться мы перестали через час, когда проехали сожженную деревню.

Самое смешное, когда мы шли по трассе А-20 и проходили населенный пукнты различного калибра, эстонцы выходили к обочинам и молча. С какой-то обреченностью на лицах разглядывали несущиеся мимо танки, БМП, БТР, грузовики...

Вот так вот едешь — а на обочинах манекены стоят. Не злятся. Не радуются. Просто стоят и смотрят.

На первой машине мужики подняли трехцветный российский флаг. А вот наш мехвод номер отколол...

Где-то под Котлах-Ярве бойцы вдруг закопошились. Вытащили палку, сноровисто натянули на нее...

Красный флаг с серпом и молотом яростно заколыхался на балтийском ветру!

Веселуха началась, когда мы в Таллинн вошли. Ох и мат висел, когда колонна в Старый Город выползла. Улицы узкие, кривые. Немцы, блин, понастроили в свое время. Или это датчане были? Хотя... Какая разница?

Выползли на Ратушную площадь. Вот тебе и Старый Томас, вот тебе и сама Ратуша.

У меня с непривычки затекли ноги. Когда спрыгнул на брусчатку — едва не упал. Из окон, из подворотен - да отовсюду! - торчали любопытствующие морды эстонцев.

Фил окликнул меня:

-Смотри! Гостиница какая-то! «Scandic Palace», вроде...

-Ага. Скандинавский палас. И как они тут живут? Все не по-человечьи называют! Надо же, гостиницу в честь какого-то ковра назвали, - откликнулся кто-то из бойцов.

-Лех! Пойдем, позырим! Может там интернет есть?

Браво перекинув «калаши» через плечо пы потопали по брусчатке к этому самому «скандинавскому паласу». Бойцы наши соскакивали с техники, пугая автоматами местных, высыпавших на уилицы, ротозеев.

Но дойти мы не успели.

С одной из улочек на площадь внезапно вышла колонна. Шли какие-то старичеллы в мундирах под красно-бело-красными знаменами и орали:

Die Straße frei Den braunen Bataillonen,
Die Straße frei Dem Sturmabteilungsmann!
Es schau’n aufs Hakenkreuz Voll Hoffnung schon Millionen
Der Tag für Freiheit Und für Brot bricht an.

Фил тут же начал щелкать своим фотиком, а я машинально снял с предохранителя свой «калаш».

Бойцы наши отреагировали так же. В смысле, «передернули затворы». Головной наш танк просто повернул свою башню в сторону парада.

Передние ряды демонстрантов внезапно остановились. Задние продолжали напирать, не сразу сообразив — что происходит. Эстонцы, чё!

И пенся медленно затихла. На площади воцарилось молчание. Гражданские куда-то внезапно рассосались.

«Сейчас прольется чья-то кровь...» - мелькнула у меня в голове какая-то цитата из какого-то фильма.

И тут Фил внезапно заорал:

-Расцветали яблони и груши, Поплыли туманы над рекой. Выходила на берег Катюша, Hа высокий берег, на крутой...

И, закинув на спину автомат, пошел навстречу старым эстонским придуркам, продолжая щелкать своей «фаллической дурой».

На какой-то миг мне показалось, что вся площадь, весь город, да что там, весь мир — просто вымерли все.

И что то тут и меня подкинуло и я пошел вслед за Филом:

Пусть фриц помнит русскую «катюшу»,
Пусть услышит, как она поет!
Из врагов вытряхивает души,
А своим отвагу придает!

Этот куплет мне дед пел. Его нет в официальной версии. А вот у меня есть.

Внезапно за спиной загрохотал КПВТ. Очередь прошла поверх голов нацистских ветеранов, выбивая кирпичную пыль из старинных домов Таллинна.

А потом бойцы наши вдруг заорали «УРАААА!!!» и бросились на эсэсовских стариков. Впереди бежал наш Лешка Глушков с тем самым красным знаменем. И вот честное слово даю. Никто не хотел инвалидов фашистских бить прикладами. Русские солдаты — люди добродушные и отходчивые. Мы их просто попугать хотели. Мы же не рассчитывали, что половина бывших вояк из двадцатой гренадерской дивизии СС страдают на старости лет недержанием кишечника? Ну, парочка еще копыта откинула от инфаркта. Мы-то тут причем?

И никого мы танками не давили. Больно надо еще на них моторесурс тратить...

Вечером этого же дня, полковник Российской АрмииВиктор Сенников, комендант города Таллинна, столицы новоявленной Эстонской Губернии, отдал первый свой приказ.

«Перенести Бронзового солдата на прежнее место. Все расходы возлагаются на принимающую сторону».

Долго мы задерживаться в столице Эстляндии не стали. Единственное, что успели — распечатать таки несколько фоток в той самой гостинице. Фил — умница. Когда побежал на престарелых нацистов — щелкал на бегу. Исторические кадры должны получиться.

Особенно меня впечатлил один — перекошенное лицо какого-то старика. В глазах эсэсмана плескался дикий ужас, а из искривленного рта стекала струйка слюны.

Сволота, блин. А потом колонна двинулась дальше на запад. Что-то там происходило, раз нас так гнали. Очень мне это все напомнило знамменитый бросок десантников на косовский аэродром.

Шли без остановок. Физиология, однако, давала о себе знать. Вы не поверите, но орошение придорожной травы мы проивзодили прямо с брони. Само по себе сидеть на несущейся БМП — довольно сложная штука. Ну а сам процесс слива солдатского радиатора превращался в акробатический этюд. Впрочем, чего-то я увлекся...

Эстонцы по-прежнему бесстрастно стояли вдоль дорог, когда мы проезжали населенные пункты. Стояли и взирали из-под лобья. Чисто суслики.

В русских же хуторах и деревнях нас забрасывали цветами! Честное слово — чувство как будто снимаюсь во фронтовой хронике сорок пятого года. А в одном селе мне разбередил сердце какой-то старик.

Он стоял около своего дома, вытянувшись по стойке смирно. На старом, еще советском мундире, блестело несколько медалек — какие точно? — я толком не разглядел. Одну только узнал. «Отважную».

Старик стоял и рука его дрожжала, приложенная к такой же старой пилотке. Левая. Потому как пустой правый рукав был заткнут за поясной ремень. А за низким заборчиком стояла его бабка. Крестилась и кланялась в пояс. Кланялась и крестилась. Старика обдували могучие и вонючие клубы синего дыма от наших машин. Но он не морщился, а даже с каким-то наслаждением вдыхал запах сгоревшего диз.топлива. По морщинистому лицу его стекали слезы.

Следующая за нами бэмпешка вдруг тормознула. Оттуда выскочил какой-то летеха и положил к ногам старика туго набитый солдатский сидор. Потом крепко обнял его и лихо запрыгнул обратно.

Первый раз нас обстреляли на подходе к эстонско-латвийской границе. Из небольшого леска вдруг ударила пулеметная очередь. Слава Богу, пулеметчик оказался неопытным. Очередь прошла выше — слишком ствол задрал. Останавливаться мы не стали. Просто колонна ощетинилась такой стеной огня, что лесок просто исчез. КПВТ перерезает стволы деревьев не хуже «Хускварны». Гринписа на нас нет... А танки даже не соизволили башни повернуть.

Смелый был эстонец. Смелый, но глупый. Хотя... С другой стороны? Разве не так поступали наши деды в сорок первом?

Впрочем, наши деды не сжигали деревни вместе с людьми.

Господи... Какая была вонь! Она перебивала все на свете, когда мы вошли в выгоревшую деревеньку.

Живых там не было.

Это была первая остановка нашей колонны. В вечернем свете мирно заходящего солнца дотлевали остатки домов, сожженных вместе с их жителями.

Пока солдаты проверяли развалины, мы с Филом мотались по этой бывшей деревеньке. Он снимал. Я запоминал. Какая же сволочная работа — быть журналистом. У меня мутилось в голове от увиденного. Фил был бледный как смерть. Солдатики наши по очереди блевали.

Всякого я навидался. Делал репортажи с пожаров, с аварий. Было дело, три машины стокнулись на Казанском тракте. Девять погибших. Из них два ребенка. Да. И там мне было плохо. Очень плохо. Но тут... Как же я не хочу об этом рассказывать. Но надо. Надо написать статью. Потому как журналисты — это тоже солдаты. Солдаты информационной войны.

Пока наши мотострелки стаскивали обугленные трупы в одну кучу, время от времени падая в обморок, пока наш командир связывался с командованием, объясняя ситуацию, я сидел и долбил заметку на своем нетбуке. Долбил, пытаясь не потерять сознание. «Терпи, сволочь! Терпи!» - приказывал я себе. Я ее тут приведу, эту статейку. Хорошо?

«Нацизм возвращается.

Колонна российских миротворческих войск под командованием полковника Петухова шла ускоренным маршем через Эстонию в район сосредоточения.

В одной из деревень наши солдаты столкнулись с ужасающим возвратом средневекового нацизма в эстонском исполнении.

Эта деревня была населена «гражданами второго сорта». То есть — русскими. Если до войны, их преследовали моральными и экономическими способами, то сейчас эстонские фашисты прибегли к физическому уничтожению.

Семьи «унтерменшей» были заперты в своих домах. Старики, женщины, дети — обычные мирные жители. А потом их подожгли. Лучше любых слов об этом расскажут фотографии военного корреспондента Н. Филимонова. По этическим причинам мы не можем опубликовать все фотографии. Полный архив вы можете скачать на сайте нашей газеты. Будьте осторожны при просмотре. Женщинам и детям смотреть... НЕЛЬЗЯ!

Ситуацию прокомментировал полковник Петухов:

-Как вы считаете, кто был способен на такое?

-Войск противника здесь просто нет и быть не может. Выводы, конечно, сделает следствие. Однако, можно утверждать, зная национальную политику бывших властей Эстонии, что это сделали так называемые «силы национальной самообороны», либо политические организации националистического, простите, нацистского толка.

-Какова будет реакция миротворческих сил России?

-На этот вопрос я ответить не могу, так как не хватает компетенции.

-И все же?

-При столкновении бандитами мы будем вынуждены применить оружие в целях защиты мирных граждан.

Единственный вывод, который можно сделать, видя такие зверства, что подобное могут делать те, кто потерял человеческий облик. А, значит, они не подлежат суду и должны расстреливаться на месте как дикие звери. Женевская, Гаагская и прочие конвенции не должны распространятся на нелюдей.

Алексей Иванцов. Военный корреспондент»

На самом деле, разговор проходил совершенно не так.

С полковником я столкнулся, когда осматривал очередные дымящиеся развалины.

-Что, ..ть, журналист х...ев, пишешь? Ты, ...ть, ты нах..., ты напиши от меня лично! Я, ...ть, каждого ё...ого эстонца лично ё...ну, если му...чьё это злое...чее мне с оружием попадется. Х... я клал на на всю эту пи...братию со всеми б...дскими правами человека и пе...растичной толерантностью. Я в горло столько х..в им натолкаю, что сс..ться будут кровью триста лет подряд! Понял, козел? И попробуй хоть слово изменить, раком поставлю!

Увы. Пришлось изменить. Иначе цензура не пропустит.

После этого полковник лично застрелил единственного человека, оставшегося в живых из этой деревни.

Я не могу сказать — мужчина это был или женщина. Тело обгорело так, что, казалось, дышит какое-то обугленное бревно. Но оно дышало. Меня до конца жизни, наверное, будут преследовать эти кошмары. Хриплое дыхание. Красные трещинки, разрывающие при каждом вздохе обугленную плоть. Твою мать... Стопроцентные ожоги четвертой степени. Полностью сгоревшие конечности. А тело еще дышит. И без сознания. Мы ничем ему не могли помочь, этому человеку. Ничем. Наши полевые медики только развели руками. Полковник лично выстрелил в обугленную голову, целясь между лопнувшими от дикого жара глазами.

Может быть, я зря все это пишу?

 

Tags: Графомания
Subscribe

  • Волчата на дистанционке

    Ответ-то прост, для меня. Испанская "Непобедимая Армада", да. Но мне бы хотелось посмотреть на человека, который эту неведомую поебень…

  • И о сексологии

    ...хмурым субботним днем месяца янваБря. Очень рекомендую почитать блог ask_robert Отличный сексолог, напрочь лишенный глянцевого…

  • Фантазии у людей...

    Не удивлюсь, если следствие покажет, что ивакин этих щенят в порно снимал))). А Морозов таки прав был,что содрал тряпку..…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • Волчата на дистанционке

    Ответ-то прост, для меня. Испанская "Непобедимая Армада", да. Но мне бы хотелось посмотреть на человека, который эту неведомую поебень…

  • И о сексологии

    ...хмурым субботним днем месяца янваБря. Очень рекомендую почитать блог ask_robert Отличный сексолог, напрочь лишенный глянцевого…

  • Фантазии у людей...

    Не удивлюсь, если следствие покажет, что ивакин этих щенят в порно снимал))). А Морозов таки прав был,что содрал тряпку..…